Да, я такой (torick) wrote,
Да, я такой
torick

Я вышел на балкон и закурил. Январь охватил сосульками деревянное окружение лоджии. Появиться на свет зимой в год Феникса – сочетание не самое благополучное. Минута Возрождения не придает значения деталям, она может застигнуть где угодно. Мне не повезло – акушерка приняла меня в три часа дня, поэтому к застолью пришлось готовиться заранее. Зелень для салатов я нарезал еще вечером, но все равно встал в восемь утра, чтобы заняться остальным. Димон ушел в магазин за горячительным, Светка обещала подойти к часу, помочь с сервировкой стола. К двум часам нужно быть полностью готовым – и не забыть халат.

Я провел рукой по волосам. Для рожденного в год Феникса пристрастие к прическе в стиле «конский хвост» – это ненормально, а с физиологической точки зрения даже болезненно. Но мы, январские, парни упертые. Давно бы бросил курить, если бы не упрямство подсознания, не желающего расставаться с вредной привычкой. А волосы все-таки жаль. Еще вчера, едва проснувшись, Светка положила руку на мою грудь, провела пальцами и с грустью сказала: «Я буду по ним скучать». Я тоже, моя дорогая, я тоже.

Сигарета истерично вспыхнула, требуя затушить окурок, пока фильтр не загорелся и не начал вонять. Открыв окно, привычным щелком запустил сигарету в последний путь, и тут же захлопнул его, морщась от чертовски неприятного куска морозного январского ветра. Не люблю холод. Ни один феникс не любит холод.

Не забыть халат! Из ванной комнаты – в гостиную. Ноги отмеряют драгоценные недвижимые метры. Спрятать халат за креслом, незачем ему маячить. Конечно, все мои гости видели это шоу не раз, но зачем лишний раз светить реквизит?

Напольные «дедушкины» часы пробили час. Скоро придет Светка, да и Димон должен бы вернуться. Плита терпеливо жжет конфорки. Шкворчит бекон (горячие закуски), важно фыркает сковородка (на второе – куриные бедра), неторопливо нагревается кастрюля с водой для картошки. На столе под полотенцем преет манная каша – это для меня. Потом.

Звонок по домофону. Иду, гадая – Светка или Димон?
- Да?
- Дарова, именинник! Открывай давай, подарки ползут.
Это Андрей с женой. На полчаса раньше назначенного срока. Но где же Светка? И куда подевался Димон?

Открываю дверь, впускаю гостей вместе с горстью морозного воздуха. Андрей галантно снимает с жены шубу, аккуратно заменяя жену вешалкой. Я иду на кухню, бросая в воздух извинения:
- Готовка еще в процессе, так что придется подождать. Рановато это вы.
Из коридора доносится:
- Ничего, поможем с посудой.
- А где Димон? – Андрей входит на кухню, осматривается. Достает из сумки литровую бутылку с янтарного цвета жидкостью. Этикетку не видно, но почти наверняка виски. Андрей знает, что я люблю крепкие напитки, но не жалую водку. За год можно приучить организм к чему угодно, но я держусь давно выработанных привычек.
- Как Ольга? – отдаю дань вежливости Андрею и его беременной жене, расположившейся в гостиной. Это не так уж сложно сделать, даже если чистишь картошку.
- Третий месяц, полет нормальный! – Андрей резким движением сворачивает пробку. – Бахнем для сугреву?
- Бахнем, обязательно бахнем, – достаю из кухонного шкафа два широких стакана. – Весь мир в труху. Но – потом.
Андрей раздраженно взбалтывает бутылку в стремлении? обойти гуалу. Виски уверенно льется в тару.
- Твое здоровье! – Стаканы легко поднимаются в воздух, мы чокаемся. Закусывать нет смысла, в голодный желудок алкоголь впитается быстрее, чем я что-нибудь проглочу. Чувствую, как кровь гонит ядовитые промилле по организму.
- Слушай, - приятель тоже словил свою дозу тепла и расслабился. – А ты сегодня после трех как? Пить сможешь? Я-то помню, как тебя в прошлый раз с двухсот граммов снесло.
- Не знаю, - бросаю картошку в кастрюлю, засыпаю соль. Отворачиваюсь к окну, вспоминаю прошлый день рождения; да, он был не из лучших. – Наверное, перебьюсь. Или поем поплотнее.
Андрей усмехается. Он никогда не поймет рожденного в год Феникса. Ему повезло.

Утренняя хандра потихоньку сходит на нет – спасибо «лекарству». Хочется выпить еще. Открытая бутылка стоит на столе, но я отворачиваюсь к плите. Берусь за сковородку и снимаю крышку, и в тот же момент звонит домофон. Андрей уходит в коридор:
- Я открою!
Ну и славно. Не буду отвлекаться.
Черт! Задел рукой сковородку, на костяшке расплывается маленькое красное пятно ожога. Ничего страшного. Для рожденного в год Феникса непоправимой может быть только смерть.
- Там Димон и Светка пришли! – слышно, как Андрей открывает дверь в своем стиле – ногой, но аккуратно.

Распределяю куски жареной курицы по блюду. Картошку поставлю отдельно – мало ли, кто чего не любит. В прихожей шумят, звенят спеленатыми в пакет бутылками. В кухню заходит Светка:
- Помочь? – она берет блюдо с кусками курицы, прижимает к животу.
- Спасибо, – я заканчиваю приготовления. Ожог щиплет не больно, но неприятно. Терпение, только терпение.

Мы сидим за столом – я, Светка, Димон и Андрей с Ольгой. Телевизор бубнит что-то попсовое. Не люблю шумные празднества, и уж точно никогда не встречаю Минуту Возрождения в большой компании. Я для этого слишком стеснителен. Друзья детства – вполне подходящие зрители.

- Есть тост! – Андрей поднимает бокал с шампанским. Остальные поспешно дожевывают, поднимая еще полные бокалы. – Желаю тебе, генацвале, чтобы в каждый твой день рождения вокруг была маленькая, но уютная компания.
Я внутренне улыбаюсь – на моей памяти был только один раз, когда мне пришлось встречать Минуту Возрождения в одиночку. Тогда мне повезло, хотя в газетах регулярно пишут о рожденных в год Феникса, погибших по небрежности.

Часы пробили без пятнадцати три. Я внутренне сжался. Несмотря на то, что я родился в пятнадцать ноль-ноль, каждый год Минута Возрождения плавает в небольших пределах. Ребята, оживленно обсуждавшие вопросы семьи и детей, смолкли. Я откинулся в кресло и левой рукой нащупал халат, висящий на спинке. Это было настоящее произведение искусства – с подкладкой из какой-то тонкой материи, кажется, натурального шелка.

Видимо, что-то отразилось на моем лице. Ребята молча смотрели на меня. Я почувствовал, как где-то внутри зарождается теплый шар, и встал с кресла.

Нервы заискрились, любезно проводя электроток по всему телу. Голова непроизвольно откинулась назад. Желудок, ставший домом для теплого шара, теперь был практически поглощен огнем. Мышцы напряглись в преддверии взрыва, задрожали безо всякого стеснения пальцы. Волосы встали дыбом. Вздулись вены и жилы. Мелькнула мысль: как же я со стороны-то выгляжу? Внутренний шар продолжал расширяться, я уже чувствовал боль. Если бы я был один, можно расслабиться и потерять сознание, но я не стал этого делать. Коленки грозили подкоситься и испортить шоу, но я держался изо всех сил. До того момента, когда пламя охватило мое тело.

Я пришел в сознание, когда Светка уже укутывала меня в халат, стараясь не касаться моего тела. Внутри остался тем, кем был минуту назад – но новые ощущения, этот подарок от Феникса, уже захлестнули меня. Розовая, почти прозрачная кожа буквально дышала, грубея с каждой секундой. Отсутствие волос непривычно охлаждало прежде укрытые участки тела. Здоровые легкие гоняли кислород в промышленном объеме. От режущихся зубов ныла челюсть. Хотелось закричать, как младенец. Через два дня я стану примерно таким же, каким и был – только заново придется приучать мозг к никотину и алкоголю. Я поморгал, заново привыкая к свету. Димон, словно специально дожидаясь этого момента, поднял бокал:

- С днем рождения!

Я с усилием усмехнулся уголками губ и непривычной еще рукой потянулся за сигаретой.
Tags: flashings
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments