Да, я такой (torick) wrote,
Да, я такой
torick

Мэрилин Мэнсон вышел на сцену, и мне срочно захотелось отлить.



Я захожу в клуб ровно в восемь, потому что на билете написано «начало ровно в восемь», но концерт традиционно начнется на час позже. Это стандартная сделка: даже проверка микрофона начнется не раньше, чем в клуб заползет вся длиннющая очередь жаждущих попасть на концерт.

Ставлю ногу на подножку барной стойки. Подаюсь вперед, к бармену:
- Невское, - протягиваю сторублевую купюру. Именно столько здесь стоит самое дешевое пиво. Я нахожу это нормальным.

Слева от меня – девушка с молодым человеком. Ему явно скучно, но он пришел сюда ради своей пассии, чтобы она вживую увидела артиста, которого до того лишь слушала на пластинке. Он даже не пьет, вот настолько ему скучно.

Справа от меня – два мужика, лет тридцати с небольшим. Они ни черта не смыслят в этой музыке, но радостно смеются, фотографируют, кивают головой в такт музыке и несут какую-то пургу. К счастью, мне не слышно.

- Невское, - еще одна купюра уходит в фонд голодающих барменов. На майке разливающего написано «Кирилл», у его соседа – «Леха», а дальше есть «Света» и «Евген». На всем протяжении стойки расставлены зажженные парафиновые свечи, в моем углу их нет. Я прошу «Евгена» принести свечу. Мне это не нужно, но я люблю порядок.

Толпа заполняет зал. Группы разогрева нет, местные диджеи крутят все подряд. Начинается Smack My Bitch Up от Prodigy, и я понимаю, что пиво не дает требуемый эффект. Перегибаюсь через барную стойку:
- У меня к вам три темы. Первая – пятьдесят грамм «Алтая», вторая – стакан «Невского» и третья – где у вас здесь туалет?
Бармен дает комментарии по каждому пункту. К водке прилагается долька лимона, я откусываю половинку и залпом выпиваю из пластиковой стопки. Вторая половинка расплывается у меня во рту, а голодный желудок с легкостью растворяет водку в крови. Становится легче. Глоток пива. Привет, я снова в норме.

Песня обрывается, начинается гитарная партия и под слова «6 am, Christmas morning» на сцене появляется Мэнсон. Я подпеваю, мне не хочется пропускать эту песню. Окружающие люди тоже подпевают. Наконец, она заканчивается.

Передо мной стоит девушка. Я легонько трогаю ее за плечо, она оборачивается. Черты ее лица несимметричны, это означает, что она некрасива. Но тем не менее:
- Вас не затруднит посторожить мое место у стойки? Я сейчас вернусь.
Девушка счастливо улыбается и занимает мое место. Только что закончилась If I Was Your Vampire и началась Disposable Teens. Я не люблю эту песню. Когда я возвращаюсь из туалета, она как раз заканчивается.
Несимметричная девушка, увидев меня, отходит от барной стойки, и я занимаю свое место.

К стойке периодически подходят люди и заказывают разное. Одна пухлая блондинка заказала пиво, водку и – «грейпфрутовый сок у вас есть? Водки побольше. Сколько? Нет, не двойную! Нет, я не буду платить – у меня пятьсот рублей на пиво и коктейль. А вы мне не хамите, вы бармен, а я клиент!». Я сосредотачиваюсь на музыке. Стареющий рокер Мэнсон показывает залу голую задницу. В его обтягивающих кожаных штанах это получается плохо, но публике не важно. Она беснуется.

Еще две девушки подходят к стойке, заказывают пиво и остаются. Мне приходится разворачиваться боком, так что я вижу сцену, и не мешаю девушкам опираться на стойку и наслаждаться пивом. Одна из них, с рыжими волосами, стоит так близко ко мне, что ее ладонь касается моей руки. Начинается Putting Hole in Happiness, я наклоняюсь к девушке и спрашиваю:
- Это Just a Car Crash Away?
- Нет, это Putting Hole in Happiness.
Проверка звука пройдена, мы отлично слышим друг друга. Девушка говорит что-то мне на ухо. Оказывается, ей нужна зажигалка.

Мэнсон заканчивает песню и орет в микрофон:
- Moscow! Moscow!
Зал взрывается криками.

Аккорды новой песни узнаются легко: это Sweet Dreams, слова к ней известны многим в зале, в основном из-за того, что в оригинале ее поет Eurythmics. Этой композиции уже пятнадцать лет. Я поворачиваюсь к девушке с рыжими волосами и в шутку предлагаю потанцевать. Я не умею танцевать, но она, к сожалению, соглашается. Мы танцуем под медленное вступление, а когда начинается «боевик», я подбрасываю ее вверх. Она обхватывает меня ногами и начинает ритмично дергаться. Я слегка напуган и растерян, но быстро возвращаюсь в привычное состояние. Я кружу девушку. Она слезает с меня одновременно с окончанием песни. Шепчет на ухо:
- Спасибо, это было волшебно. Меня зовут Юля.
- Святослав.
- У меня есть электронная почта, запишешь адрес?
Меня коробит от фразы "электронная почта". Я делаю вид, что записываю в мобильник ее мейл. Наклоняюсь к ней:
- А ты знаешь, что Мэнсон играл главного злодея в компьютерной игре?

Я выхожу из клуба. Прощаюсь с коллегой по работе, с которым мы заявились на концерт – он уходит в сторону метро, а я иду к трамвайной остановке. На остановке трое: два молодых парня и девушка. Выясняется, что они студенты с ВМК. Предлагаю прогуляться до Лумумбы, там есть магазин со спиртным. Мы выдвигаемся, но тут приходит трамвай. Один из парней вместе с девушкой убегают обратно к остановке. Они не хотят водки, они хотят домой. Вместе с оставшимся добираюсь до магазина. Водки нет, зато есть наливка. Беру бутылку и пачку сигарет. Сидим на остановке, пьем, курим. Болтаем ни о чем. Приходит трамвай, продолжаем беседу в нем.

Моя остановка. Прощаюсь со студентом, оставляю ему бутылку, иду домой.
Это был мой первый и последний концерт Мэрилина Мэнсона. Он стал старым и неинтересным.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments